Появление массового образования
Сейчас мы считаем само собой разумеющимся, что правительство обязано обеспечивать массовое образование, что всем детям следует ходить в школу, что какая-то часть выпускников школ должна продолжать обучение в университетах. Какими бы очевидными ни казались эти условия в настоящее время, возникли они сравнительно недавно. История государственного образования почти повсеместно представляет собой сложный узор из практических экономических потребностей, частных филантропических порывов и разнообразных философских убеждений.

Распространение индустриализации в XIX веке радикально изменило облик рабочей силы и создало новые социальные структуры. В доиндустриальных обществах доминировали интересы старой аристократии и церкви, которые управляли неграмотным сельским населением. Подавляющее большинство европейцев до 1860-х годов оставались безграмотными. Широким распространением грамотности могли похвастаться лишь Пруссия, некоторые другие северные земли Германии и скандинавские королевства. Подъем индустриализации породил гигантские потоки капиталов и новую социальную силу - богатый и честолюбивый средний класс.

Образование рассматривалось как основной способ улучшения социального положения и расширения экономических возможностей, оно было необходимо для создания условий долговременного экономического процветания. Развитие системы народного образования связано с интересами среднего класса. И не только с его личными амбициями, но и требованиями индустриального общества, к созданию и процветанию которого этот класс стремился. Впервые промышленная система обеспечивала финансовые ресурсы, позволявшие выстроить системы массового образования.

По мере того как миллионы рабочих мигрировали из сельской местности в города, начал оформляться рабочий класс. Одни первопроходцы всеобщего образования рассматривали школы как средство дать этому классу новые, более возвышенные идеалы и поднять его из бездны нищеты и отчаяния. Другие просветители считали образование лучшим способом распространить ценности и возможности, которые должны лежать в основе демократии. В Америке всеобщее образование считали естественным проявлением принципов Конституции. Третьи полагали, что образование представляет собой самый эффективный способ привить рабочему классу дисциплину и навыки, необходимые для работы на промышленном производстве. Некоторые скептики боялись социальных и политических последствий: образование рабочего класса могло раскрыть рабочим глаза на их положение и привести к социальной революции.

С самого начала образовательные системы в Европе и Америке были рассчитаны на то, чтобы удовлетворить в рабочей силе потребности индустриальной экономики, основанной на производстве, включающем машиностроение, строительство, горную промышленность и производство стали. Грубо говоря, промышленная революция нуждалась в рабочей силе, состоящей на 80% из работников физического труда и на 20% из административных работников и специалистов. Это требование оказало сильное влияние на структуру общественного образования. Типичная образовательная модель имела форму пирамиды: широкое основание которой начальное обучение, а узкий пик - высшее образование. Подавляющее большинство детей посещали начальные школы; меньшее, но тоже значительное количество детей, продолжали образование в средних школах. Большинство молодых людей оканчивали обучение весь день в возрасте 16 лет и устраивались на работу. В высшие учебные заведения поступали лишь некоторые выпускники: с хорошими дипломами - в университеты, другие - в торговые или политехнические колледжи. В Европе средние школы обычно относились к одному из двух видов: традиционные классические школы для явного меньшинства - учеников, проявивших способности к занятиям, и школы с практической или технической ориентацией для большинства, которые способностей не проявили. Хотя национальная политика подчеркивала ценность всех типов школ, традиционные школы, которые «поставляли» своих выпускников в университеты, имели более высокий статус, как и школьники, где просто количество мест было ограничено потребностями рынка рабочей силы. По мере того как менялись потребности рынка, увеличивалось и количество мест в высших учебных заведениях. В Европе и США этот рост начался в 1960-е годы, отчасти для обеспечения образования растущему как на дрожжах поколению, родившемуся во время демографического взрыва после Второй мировой войны. Тенденция роста учебных мест соответствовала новым общественным запросам, которые возникали с расцветом т.н. "экономики знаний".


 .